Фермеры Новосибирской области говорят о необходимости пересмотра соглашения, согласно которому они должны сохранять посевные площади и объемы производства для получения субсидий.

Владимир Василенко, являющийся членом Ассоциации сельхозкооперативов и крестьянских фермерских хозяйств Новосибирской области (далее АККОН), отметил, что в сентябре 2017 года цена на пшеницу снизилась вдвое, а на гречиху – в 4 раза.

Во многих хозяйствах области сегодня сложилась довольно сложная ситуация, хотя весной 2017 года они просили Минсельхоз РФ вывезти с элеваторов интервенционное зерно. В мае министерством были установлены минимальные закупочные цены на зерно: на 3 класс – 10,3 тысячи рублей за тонну, на 4 класс – 9.0 тысяч рублей за тонну, и на 5 класс – 7.1 тысяч рублей за тонну. Фермеры этому поверили и приобрели технику, удоб-рения, СЗР, взяли кредиты, а осенью себестоимость одного килограмма зерна составила 5.5 – 8 рублей. Отметим, что переходящий остаток зерна 2017 года, по сравнению с 2018 г. возрос на 127 процентов.

Сельхозпроизводители Новосибирской области отметили, что, по данным Минсельхоза России, в год область потребляет 1,6 млн. тонн зерна. В 2017 г. производители Новосибирской области вырастили 2.8 млн. тонн зерновых, при этом переходящий остаток составлял 510 тысяч тонн, всего – 3.1 млн. тонн. Если отнять 1.6 млн. тонн годового потребления, то получается, что хозяйства сегодня должны куда-то деть 1,5 млн. тонн зерна. Даже при оставлении 500 тысяч тонн интервенционного зерна можно найти место под 100 тысяч тонн, однако в таком случае, чтобы выйти на уровень на остатки осени 2017 г., необходимо вывезти 900 тысяч тонн зерна.

Как сказал фермер Алексей Леонидов, «большинство хозяйств области сегодня не реализовали урожай даже 2016 г., поскольку его «придавил» урожай 2017 г. Куда девать урожай 2018 года? Принятая сегодня стратегия нацелена на разрушение среднего и мелкого производителя. Спасибо за субсидии процентной ставки, программам развития семян и мелиорации – это хорошая помощь, однако развития не будет, если продукция стоит меньше себестоимости».

Фермер Анатолий Афонин, являющийся членом АККОН, добавил, что если фермерские хозяйства не выполняют условия по урожайности, посевным площадям либо не под-писывают соглашение с Минсельхозом, они не должны получать субсидий.

Глава СХП «Луковское» Александр Школдин отметил, что отказ фермеров от кредитов связан с высокими рисками: «Заём – это высокий риск, поэтому многие аграрии отказываются за ним обращаться. Все помнят 2012 год, когда хозяйствам не предоставили субсидий, поскольку они не погасили свои обязательства в связи с засухой. Многие производители до сих пор находятся на стадии мирового соглашения, погашая кредиты по высоким коммерческим ставкам».

Представители АККОН в который раз предложили обратиться в Минсельхоз РФ с просьбой о возобновлении зерновых интервенций, вывоза зерна интервенционного фонда, хранящегося на элеваторах, определить переходящий остаток для региона при возможной засухе и обнулить железнодорожный тариф для того, чтобы сделать сибирское зерно конкурентоспособным при экспорте.