Аграрная эволюция Кубани. Как развиваются технологии в сельском хозяйстве?

Дата: 17.09.2020

Современные трактора и комбайны нашпигованы всевозможной электроникой не меньше, чем дорогие лимузины, новые сорта позволяют собирать всё большие урожаи, а привесы, за которые в советское время давали ордена, сейчас считаются неудачными. О том, как найти золотую середину между погоней за прибылью и экологией, об изменении агротехники, семян, удобрений и средств защиты растений, а также важности селекции и многом другом, рассказал доктор сельскохозяйственных наук Василий Комлацкий.

Дело техники

Василий Комлацкий начинал свой путь в сельском хозяйстве ещё школьником — в конце 1960-х, ещё до поступления в институт он уже работал на поле.

«Отлично помню, трудились мы на комбайне СК-З, а он был без кабины, — рассказывает доктор наук. — Понятное дело, что все были в грязи, в пыли. Мыться нас отвозили за полночь к соседней электростанции, где от двигателя шла тёплая вода. А уже в пять утра надо было снова идти на работу».

Современная техника, по словам Василия Комлацкого, не чета той, что была полвека назад.

«На том же СК-З стоял дизельный двигатель СМД-14, его приходилось ремонтировать каждый год, — продолжает он. — А сейчас едешь мимо полей и радуешься — трактора и комбайны современные, в кабине кондиционер, климат-контроль. По десять раз по полям ездить не надо — сразу собрали урожай, задисковали, влагу закрыли, капилляры разрушили. Сейчас все комбайны оборудованы измельчителем соломы — машина сразу заделывает её, улучшая структуру почвы. А раньше ведь солома оставалась на полях, её стягивали волокушами к краю и чаще всего сжигали».Даже двадцать лет назад техники для уборки кубанских полей не хватало — арендовали в Турции, отдавали за это солидную часть зерна.

«В том, что мы собираем рекордные урожаи, — заслуга новой техники немалая, — говорит Василий Комлацкий. — Но, несмотря на заметный прогресс, мне кажется, что мы медленно технику совершенствуем — у нас в крае один завод производит комбайны, а нужно больше — чтобы конкуренция росла, цены на технику падали».

Образ тракториста из советских анекдотов или песен «Сектора газа» — грязного, порой подвыпившего — сейчас мало актуален. Современные аграрные машины стоят солидных денег и напичканы большим количеством электроники, вчерашний девятиклассник с ними точно не справится. Поэтому специалиста нужно сначала выучить.

ДОСЬЕ

Василий Иванович Комлацкий — доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заведующий кафедрой частной зоотехнии и свиноводства Кубанского государственного аграрного университета имени И.Т. Трубилина, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

«В нашем вузе есть демонстрационный зал с самой серьёзной сельскохозяйственной техникой, там мы обучаем студентов, — рассказывает Василий Комлацкий. — И потом уже наши выпускники учат комбайнёров и трактористов, курсы для них длятся по два-три месяца».

Глобально за десятилетия поменялась техническая начинка не только тракторов, комбайнов, сеялок, но и животноводческих фермы.

«От старых только кирпичные остовы остались, — говорит учёный. — Внутри всё совершенно новое: системы вентиляции, регулирования микроклимата. В коровниках стоят по 12 разгонных вентиляторов — раньше в такую жару коровы и свиноматки в обморок падали, а сейчас им комфортно».

Это, по словам Василия Комлацкого, сказывается и на результатах — университетская свиноводческая ферма «Пятачок» входит в топ-10 лучших хозяйств Европы. Учхоз «Краснодарский» доит 11700 литров с коровы, хозяйство в Павловском районе — все 12500.

«Больше уже некуда, — объясняет Василий Комлацкий. — Хотя в советское время в лучшем случае по 3700-3800 литров получали. Конечно, тут генетика сказывается — тогда разводили красную степную породу, сейчас другие. Не зря уже и президент на генетику внимание обратил — дошло до того, что мы не только племенной материал из других стран везём, но и семена люцерны, полсолнечника, свёклы и других культур. А надо самим всё производить».

Зря смеялись над Хрущёвым

В увеличении урожайности за десятилетия высока заслуга качественной и хорошей техники, новых семян и удобрений, уверен учёный.

«А отношение к труду осталось прежним — крестьянин всегда пахал в поте лица, что на старых тракторах и фермах, что на новых», — говорит он.

Полвека назад, по словам доктора наук, урожайность пшеницы в 30-32 центнера с гектара считалась выдающейся. Если удавалось собрать 35 центнеров — к ордену представляли.

«В животноводстве награду можно было получить, если бройлеры прирастали в сутки на 26 граммов, — рассказывает Василий Комлацкий. — А сейчас 55-60 граммов в сутки — далеко не предел».

Многое поменялось в сельском хозяйстве. В том числе и отношение — если когда-то на Кубани к выращиванию сои относились с сомнением, во всём крае под ней было всего 30 тысяч га, то сейчас за 200 тысяч.«Над Никитой Хрущёвым посмеивались, когда он хотел кукурузой поля засеивать, — продолжает профессор. — А сейчас мы её выращиваем в десять раз больше, чем он предлагал. И надо ещё — ведь это не только великолепная кормовая культура, но и масло из неё хорошее получается».

Добиться двукратного увеличения урожайности помогли не только техника, но и химия — удобрения, средства защиты растений. За примерами далеко ходить не надо — ещё в начале девяностых сельских школьников отправляли на прополку свёклы: жара, ряды длиной больше километра, надо было идти и выпалывать сорняки.

«Сейчас поля чистые, сорняков нет, осота этого проклятого, — говорит Василий Комлацкий. — Почву стали обрабатывать в десять раз лучше. И быстрее — как раз к сроку. Плюс семена новые появились».

90-100 центнеров пшеницы с гектара — предел урожайности в нынешних условиях.

Но у любой монеты две стороны — увлечение химией истребило не только вредных насекомых, но и тех, без которых сельскому хозяйству никуда. Да и транснациональные компании везут в Россию не только современные продукты. Так, по слова Василия Комлацкого, ещё в советское время активно использовали 24-Д аминную соль, которую называли «сталинским гербицидом». Права на этот продукт выкупили европейцы, поменяли название, красиво упаковали — и снова продают нашим аграриям в несколько раз дороже.

«Европа уже запретила использовать любые гербициды, которые действуют на живые объекты, прежде всего, насекомых, — продолжает доктор сельхознаук. — А мы почти всех насекомых-опылителей вытравили — уже и шмелей не осталось, только пчёлы. На Кубани за последние годы площадь садов увеличилась в десять раз, а ведь их опылять надо. Вот и приглашают пчеловодов, платят им деньги. Раньше ведь думали, что пчёлы — это в первую очередь мёд, маточное молочко, пыльца. А оказывается, что за счёт опыления они в 150 раз больше пользы приносят. Значит, их надо разводить, а с этим проблемы — сочинский и майкопский пчелопитомники, где производили по сто тысяч пчелопакетов в год, не работают, хотя недавно край построил в Адыгее лабораторию по выращиванию шмелей».

Найти золотую середину

Поэтому, по словам учёного, нужно находить золотую середину — понятное дело, от средств защиты растений никто не откажется, ведь это повлечёт за собой потерю 25-30 % урожая. Поэтому надо рационально подходить к их использованию, считать.

«Почему в той же Европе урожай приличный, а пчёлы при этом не погибают? Потому что уже в январе минсельхозы стран публикуют карту, на которой отмечено, что и где будет расти, — объясняет Василий Комлацкий. — А в феврале появляется общедоступная информация о том, какие гербициды будут вносить, где, причём с точностью до часа. Это правильный подход. Ещё Парацельс говорил: «Всё есть и яд, и лекарство — дело в дозе». У нас же пока беспорядка, к сожалению, хватает. Фермер может вносить гербициды когда хочет, не предупреждая соседа».Для того чтобы исправить эту ситуацию и нужна, по словам доктора сельхознаук, цифровизация аграрного сектора. Чтобы и у нас, как в Европе, была карта посевов и график использования гербицидов, чтобы любой человек мог её посмотреть, а хозяйства — соблюдать.

По словам Василия Комлацкого, скоро мы подойдём к пределу урожайности в рамках нынешней системы. В Европе и Америке уже собирают по 90-100 центнеров с гектара.

«Дальнейший прорыв возможен только с использованием генно-модифицированных технологий, но тогда люди будут бушевать, — объясняет учёный. — Общественность и сейчас недовольна транснациональными компаниями, производящими семена, химию и так далее».